«Для минимизации лесных пожаров необходим мониторинг» — что тут не так?

 

Официальный сайт Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока цитирует слова заместителя председателя Правительства РФ — полпреда Президента РФ в ДФО Ю.П.Трутнева: «По лесным пожарам картина сложная. Надо властям Якутии и Рослесхозу предпринимать меры. Мы обратили внимание на мониторинг. В масштабах Якутии применяется авиамониторинг, потому что другие виды мониторинга на такой большой территории малоэффективны, но нужно использовать и другие виды, например, заняться космическим мониторингом. Из космоса можно уже сейчас видеть предметы практически до сантиметра. А почему-то Рослесхоз дает мониторинг начиная с площади сгорания 25 га. Это абсолютно недопустимо. Когда огонь распространился на площади 25 га и горит один день, то потушить сразу его уже невозможно, можно только локализовать границы. Его надо ловить сразу» (ссылка).

Эта фраза иллюстрирует сразу несколько заблуждений, характерных для российских чиновников, имеющих какое-нибудь отношение к охране лесов от пожаров. Перечислим их в надежде на то, что это поможет постепенно хотя бы от части заблуждений избавиться.

Во-первых, космический мониторинг пожаров на природных территориях сейчас в том или ином виде охватывает не только всю нашу страну, но и всю Землю. На всей территории России действует система дистанционного мониторинга лесных пожаров ИСДМ-Рослесхоз, доступ к основным элементам которой имеют не только все уполномоченные органы исполнительной власти, но и зарегистрированные и подтвержденные пользователи портала госуслуг. По всему миру, в том числе в России, действуют системы мониторинга пожаров FIRMS и fires.kosmosnimki.ru, открытые для любых пользователей; глобальные системы мониторинга лесных пожаров множатся и развиваются. Для космического мониторинга лесных пожаров регионам, в том числе Якутии, совсем не обязательно создавать что-либо свое — достаточно пользоваться тем, что уже есть. И регионы этим пользуются, в том числе Республика Саха (Якутия). И эти системы дают возможность выявления пожаров отнюдь не от 25 гектаров, а от долей гектара — разумеется, в зависимости от состояния атмосферы.

Во-вторых, у космического мониторинга пожаров есть пределы возможностей. При современных технологиях съемки и передачи информации существует обратная зависимость между пространственным разрешением съемки и размерами снимков (и, соответственно, зонами охвата за сутки или за пролет спутника): чем лучше разрешение — тем меньше площадь съемки. Поэтому ежедневная съемка всей поверхности Земли обеспечивается только с относительно низким пространстенным разрешением (у лучшего из работающих сенсоров, специально предназначенных для мониторинга пожаров — VIIRS — около 400 метров; у недавно запущенного российского Канопус-В-ИК разрешение составляет около 200 метров, но пока непонятно, как он будет работать, кому будут доступны и как будут обрабатываться его данные). В любом случае, при использовании для мониторинга пожаров космических аппаратов типа Suomi NPP (VIIRS) или Канопус-В-ИК критическим с точки зрения оперативности является уже не пространственное разрешение, а скорость наземной обработки даных и поступления их к пользователям.

В-третьих, и это главное — для тушения пожаров на относительно ранних стадиях одного мониторинга недостаточно: обязательно должны быть люди, которые будут этот пожар тушить. При этом людей должно быть достаточно много, чтобы тушить не один-два пожара на лесничество, а все, которые будут выявлены даже при высоких классах пожарной опасности. И люди эти должны быть не только на региональных авиабазах и в федеральном резерве, но и в лесничествах, и в хозяйствующих организациях — иными словами, люди должны быть на местах, как можно ближе к тем лесам, где пожары возникают и где их надо оперативно тушить. Если сил пожаротушения будет мало, и при этом сосредоточены они будут на немногих базах среди обширных лесных территорий — время, которое будет съедаться доставкой людей, сведет к нулю преимущества, которые может дать даже самый оперативный мониторинг лесных пожаров.

Короче говоря, одного лишь эффективного мониторинга лесных пожаров недостаточно — надо всю систему менять, чтобы в лесу опять появились люди, отвечающие за судьбу этого леса и объективно заинтересованные в его сохранении от пожаров. Пока этого нет, и в рамках действующего лесного законодательства (Лесного кодекса РФ со всей основанной на нем нормативной базой) быть практически не может — леса, к сожалению, обречены на почти ежегодное повторение крупных пожарных катастроф. Для изменения же законодательства нужны в первую очередь умные и профессиональные законодатели, объективно заинтересованные не в том, чтобы законов и правил было много, а в том, чтобы законы и правила были качественными.

http://www.forestforum.ru/