RussiaEnglish

Глава Рослесхоза Владимир Лебедев о карте грибника, топливе из опилок и «черных лесорубах».

Российская газета от 11 марта 2014 года (http://www.rg.ru/2014/03/11/lebedev.html) опубликовала интервью Заместителя Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации —  Руководителя Рослесхоза В.А.Лебедева, которое приведено ниже. 

В этом году «сезон лесных пожаров» может наступить уже в марте, на месяц раньше, чем обычно. Уже обнаружены первые очаги.

Рослесхоз подготовил изменения в Лесной кодекс, по которым рубить лес после пожаров можно будет только после специального обследования насаждений и заключения специалиста о том, что дерево действительно погибает и нужна рубка. Это должно отвадить поджигателей, которые специально устраивают пожары, чтобы «срубить» денег.

Какие еще изменения назрели в лесном комплексе, в интервью «РГ» рассказал заместитель министра природных ресурсов и экологии — руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Владимир Лебедев.

Владимир Альбертович, весна будет теплой? Какие регионы должны быть особенно на чеку?

Владимир Лебедев: В этом году погодные условия настораживают. Из-за отсутствия снежного покрова пожароопасный сезон может наступить на месяц раньше обычных сроков. Не в апреле, а в марте. Во всяком случае, в некоторых регионах России. Разница в месяц — существенная. Это требует уже сейчас от регионов ускорить подготовку, привлечь необходимые силы и средства. Настроение тревожное. Больше всего нас беспокоят Якутия, Тыва, Алтайский и Приморский края. Там традиционно ситуация с лесными пожарами сложная. Кстати, в Приморье уже начались первые пожары, причем на значительной площади — более 4000 гектаров.

Помнится, в пожарах в Приморье винили «черных лесорубов».

Владимир Лебедев: Эти обвинения не лишены смысла. Причем не только в отношении Приморья. Да, к сожалению, бывает так, что умышленно поджигают лес. Как правило, дерево получает незначительные повреждения и назначается санитарная рубка. Так вырубается вполне здоровая древесина.

Чтобы это прекратить, Рослесхозом совместно с Комитетом Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии подготовлены изменения в Лесной кодекс. Суть изменений в том, что проведение называемых санитарных рубок будет возможно только после лесопатологического обследования. Если обследование покажет, что в результате пожара насаждениям не нанесен ущерб и нет необходимости проводить санитарные мероприятия, то вырубка будет невозможна.

Кроме того, законопроект предусматривает общественный контроль за назначением санитарных рубок. Результаты лесопатологического обследования должны быть открытыми и размещаться в сети Интернет.

В прошлом году в правительстве обсуждали идею зонирования леса с точки зрения необходимости тушения лесных пожаров. Какой процент леса в России не требует огромных сил для тушения пожаров?

Владимир Лебедев: Работа по зонированию леса сейчас ведется. Мы решили начать с Сибири и Дальнего Востока, там традиционно больше всего проблем с пожарами.

Я бы не стал говорить, что не надо совсем тушить лесные пожары. Каждый год ситуация в регионах бывает разная. Где-то достаточно сил и умения профессионального «лесного спецназа» — парашютистов-десантников, чтобы, например, загнать пожар к болоту или реке. А где-то необходимо привлекать большие силы и средства. Огнем надо уметь управлять, заранее планировать возможное развитие ситуации, иметь оперативную информацию и быстро принимать правильные решения.

Недавно были внесены изменения в Лесной кодекс, предполагающие внедрение ЕГАИС в лесном комплексе. В Рослесхозе уверяют, что в скором времени в стране, благодаря новой системе, вообще не останется «черных лесорубов». На учете будет каждое дерево. Как-то в это верится с трудом.

Владимир Лебедев: Этот закон в России не могли принять более 10 лет. Но он принят, и в стране создается действительно очень мощная информационная система. Объясню по порядку. Конечно, при лесоустройстве учесть абсолютно каждое дерево невозможно. Но у лесозаготовителей есть в целом информация о количестве и качестве лесных участков, полученная в процессе лесоустройства. Все сведения сводятся в проект освоения лесов — документ, на основе которого арендатор может вести заготовку древесины в установленном объеме. Теперь лесозаготовитель будет декларировать разрешенный и фактический объем заготавливаемой древесины, внося информацию в ЕГАИС.

После этого в систему будут заноситься данные о каждой партии, перевезенной на перерабатывающие предприятия и склады. Они должны совпадать с фактически заготовленными и перевезенными объемами. И это также будет декларироваться в системе. Кроме того, в ЕГАИС будет вноситься информация обо всех договорах купли-продажи, сколько бы в цепочке ни находилось юридических и физических лиц. В результате в системе будет сводиться баланс заготовленной, перевезенной и поступившей на переработку древесины. Если баланс не сойдется, то система подаст сигнал несоответствия. А это повод для разбирательства.

Деревообрабатывающее предприятие не имеет права взять древесину со стороны, которая не была учтена и данных о которой нет в системе. Первый этап реализации этой системы уже начался и ЕГАИС работает в тестовом режиме. Ее пользователи — профильные ведомства, в том числе налоговые и правоохранительные органы.

И когда система заработает в полную силу?

Владимир Лебедев: Я думаю, к концу 2015 года. Законом предусмотрена поэтапная реализация и внедрение системы.

Деревообрабатывающая промышленность в России хромает. Бумага и та по большей части — не российского производства. Что уж говорить о технологиях, которые позволяли бы делать из отходов продукцию для энергетики и коммунальной сферы, те же топливные гранулы — пеллеты.

Владимир Лебедев: Верно. Технологии производства биотоплива из древесины активно развиваются. Проблема в том, что пока у нас не очень сильно развит внутренний рынок. Для понимания перспектив скажу, что ежегодно в России заготавливается почти 200 миллионов кубометров древесины. Около 70 миллионов кубометров — это малоценная древесина, которая сейчас не имеет спроса. То есть часть, равная трети всей заготовки, может быть использована для производства биотоплива. Тем более что потребности у нашего жилищно-коммунального комплекса огромные.

Есть еще и внешний рынок. Европа сейчас потребляет около 6-7 миллионов тонн различных древесных отходов. По своей ресурсной базе страны Евросоюза смогут производить не более 10 миллионов тонн. При этом там заявляют, что к 2030 году потребление вырастет до 40-50 миллионов тонн. А потенциал России при разумном подходе — 20-30 миллионов тонн такой продукции ежегодно. Это могут быть не только пеллеты, но и щепа, топливные брикеты. Надо сказать, что есть и политическая воля. С прошлого года идет реализация плана правительства по созданию благоприятных условий для использования возобновляемых древесных источников. Создана межведомственная рабочая группа. Определены 15 пилотных регионов, которые будут включены в программу по развитию возобновляемых источников энергии.

Глава минприроды Сергей Донской сообщил, что сейчас разрабатываются различные варианты повышения платежей за пользование лесными участками. Насколько они могут повыситься?

Владимир Лебедев: Пока речь идет не о механическом повышении, а о совершенствовании системы платежей. Есть предложение о том, чтобы она состояла из двух частей. Первую предлагается сделать рентной или кадастровой, стабильной, вторую — рыночной, конъюнктурной. Если рынок «растет», то логично, что должна расти плата за пользование лесом. Если рынок «падает», логично, чтобы плата снижалась, чтобы не «душить» арендаторов. Есть и другое предложение, например, платить по факту — в зависимости от фактического объема заготовки. Думаю, к концу года сможем наши предложения оформить в виде документа.

Визитная карточка

Владимир Альбертович Лебедев

С апреля 2013 года возглавляет Федеральное агентство лесного хозяйства. С июля 2012 года — замминистра природных ресурсов и экологии. Ранее занимал должности зампред правительств Нижегородской и Кировской областей, заместителя губернатора Нижегородской области. Руководил ОАО «ЮГК ТГК-8» и ОАО «ТГК N5». В 1988 году окончил Горьковский политехнический институт им. А.Жданова, в 1996 году — Всероссийский заочный финансово-экономический институт, в 2003 году — Институт развития бизнеса.

О грибниках и лесных прогулках

Может ли Рослесхоз создать карту грибника или ягодника, например, в виде мобильного приложения для телефонов или планшетов? Чтобы люди, с одной стороны, знали о хороших тропах в лесу, с другой — получали информацию о том, что «сюда» ходить можно, а вот «туда» категорически нельзя, иначе — штраф.

Владимир Лебедев: Мы неоднократно обсуждали эту тему на совещаниях у министра Сергея Донского. В первую очередь, хотим с помощью мобильных технологий повысить ответственное отношение людей к природе. Например, если человек видит несанкционированную свалку, рубку или пожар, что угодно, что наносит вред природе, он может это сфотографировать и отправить на специальный сайт с указанием места происшествия. Этот ресурс сейчас создается.

Что касается карт грибников и ягодников. Знаете, люди запросто осваивают недоступные места. Чего сейчас только нет — квадроциклы, вездеходы, джипы. Поэтому лично я мечтаю о правилах посещения дикой природы. То есть на карте в мобильном устройстве должно быть четко видно, куда можно проехать на машине, а куда нельзя, где веломаршрут, а где лучше прогуляться пешком. При этом люди должны на подсознательном уровне знать и соблюдать правила поведения в лесу.  Источник: http://www.rg.ru/2014/03/11/lebedev.html

RussiaEnglish