Откуда берется нужда в принятии законов, разрешающих гражданам заготавливать валежник, сухостойные деревья и т.д.

Многие работники лесного хозяйства считают опасной глупостью принятие федерального закона, разрешившего гражданам свободно и бесплатно собирать в лесах валежник, и подготовку нового закона, который может разрешить так же свободно заготавливать сухостойную древесину. Однако, сама нужда в таких законах появилась во многом благодаря работникам лесного хозяйства и существующей системе оценки их работы.

Согласно постановлению Правительства РФ от 6 марта 2012 года № 194 «Об утверждении критериев оценки эффективности деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации по осуществлению переданных полномочий Российской Федерации в области лесных отношений», одним из критериев, по которым оценивается охрана лесов, является «количество зарегистрированных органом государственной власти субъекта Российской Федерации нарушений лесного законодательства в расчете на одно должностное лицо, осуществляющее федеральный государственный лесной надзор (лесную охрану), штук». В примечании к этому критерию говорится, что «положительно оценивается увеличение значения по сравнению с уровнем, достигнутым в году, предшествующем отчетному году». То есть для того, чтобы работа лесных инспекторов в целом по региону оценивалась хорошо — они должны не просто регистрировать много нарушений лесного законодательства, но и с каждым годом увеличивать их количество.

Понятно, что лесные инспектора, часто не очень мотивированные к серьезной работе из-за низкого уровня зарплат и по многим другим причинам, решают эту задачу самым простым способом. Состоит этот способ в том, чтобы ловить тех, кто совершает незначительные и неочевидные правонарушения, и поэтому ни от кого не прячется — например, тех, кто заготавливает себе дрова из мертвой древесины (валежника и сухостойных деревьев). Такие нарушения обычно не причиняют лесу никакого ущерба, но поимка таких нарушителей позволяет инспекторам и их начальству хорошо отчитываться о своей работе.

В результате возникает вал конфликтов с местными жителями, туристами, рыбаками, охотниками и т.д. по поводу использования мертвой древесины для собственных мелких нужд — дров для костров и отопления, материалов для мелких построек и ремонта, и т.д. На местном или региональном уровне эту проблему решить невозможно, поскольку, во-первых, Лесной кодекс РФ вполне однозначно устанавливает принцип платности использования лесов (за исключением прямо оговоренных случаев), и во-вторых, «палочная» система оценки работы лесных инспекторов идет сверху, с федерального уровня. Отсюда возникает необходимость введения дополнительных разрешений на сбор и заготовку тех или иных экономически незначимых для государства, но важных для каких-то групп населения лесных ресурсов — например, валежника.

Сейчас то же самое, что раньше происходило с валежником, происходит с сухостойной древесиной — поэтому, возможно, законодателям придется принять закон, разрешающий свободную и бесплатную заготовку сухостойной древесины. Вот наглядный пример из Алтайского края: за два дня работники одного лесничества составили четыре административных протокола на местных жителей за заготовку сухостойной древесины общим объемом меньше четырех кубометров. Штрафы за такие нарушения не очень велики (от одной тысячи до трех тысяч рублей для граждан), но обидны, и на фоне общего бардака в лесах явно будут восприниматься людьми как несправедливые. Между тем, Минприроды Алтайского края не только не стыдится таких достижений, но, видимо, даже гордится ими, раз посвятило им специальную новость на своем официальном сайте. И такое происходит во многих регионах страны, если не во всех.

А потом те же самые работники лесного хозяйства и должностные лица государственного лесного надзора, которые массово наказывают российских граждан за мелкие лесные правонарушения, сами будут возмущаться по поводу очередного закона из серии «про валежник».

http://www.forestforum.ru