Принятие закона о «лесной амнистии» превратит ближнее Подмосковье в зону экологического бедствия

 

До конца своей весенней сессии (т.е. до 21 июля 2017 года) Государственная Дума собирается принять в окончательном чтении законопроект № 90991-7 о так называемой «лесной амнистии» — о признании прав законных пользователей земельных участков, в силу разных причин пересекающихся с землями лесного фонда, и о прощении жуликов, получивших куски бывшей государственной лесной собственности с помощью разных мошеннических схем. Предположительно, законопроект будет одобрен Советом Федерации 25 июля, и подписан Президентом РФ в ближайшие дни после этого. В общей сложности речь идет о возможной легализации вывода из государственной собственности и из общего пользования российских граждан примерно полутора миллионов земельных участков или их частей, когда-то относившихся к землям лесного фонда, которые по действующему законодательству должны находиться в собственности Российской Федерации (ст. 8 Лесного кодекса РФ). Подтвержденных случаев меньше, но все равно очень много — по состоянию на апрель 2017 года их было около 377 тысяч штук. В одной только Московской области количество спорных участков составляет около двухсот тысяч штук, площадь — около 184 тысяч гектаров, а примерная рыночная стоимость, по самой скромной оценке, не менее двух триллионов рублей.

Государство не заинтересовано в качественном учете своей лесной собственности, или просто не способно его организовать: по состоянию на 2016 год на государственный кадастровый учет были поставлены только 26,2% от общей площади земель лесного фонда. Оставшимися почти тремя четвертями земель лесного фонда Российская Федерация владеет очень условно: номинально они ей принадлежат, во всевозможных реестрах, учетах и материалах старинных лесоустройств числятся, но точных узаконенных границ не имеют. Благодаря этому в стране уже не первое десятилетие процветает криминальный и полукриминальный (с использованием разнообразных дыр в законах) бизнес, связанный с растаскиванием государственной лесной собственности. Новые собственники разворованных государственных лесов могут быть непосредственными участниками этих мошеннических схем, а могут быть и вполне добросовестными покупателями земли, ничего не знающими о том, как купленные ими участки утекли из государственной собственности (и даже о том, что эти участки когда-то были в государственной собственности). Кроме того, есть значительное количество тех, кто получил права на пользование лесными участками для определенных видов деятельности в рамках старого лесного законодательства (например, для старых санаториев, домов отдыха, пионерских лагерей), или чьи участки пересеклись с землями лесного фонда из-за крайне низкой точности государственного земельного учета.

Разбираться с сотнями тысяч утраченных участков земель лесного фонда государство не пожелало, и решило просто всех простить: и граждан, оказавшихся владельцами спорных участков из-за общего хаоса в учете земель, и жуликов, сознательно растаскивавших государственную лесную собственность, и чиновников, наживавшихся на этом растаскивании или просто халатно относившихся к своим служебным обязанностям. То, что Российская Федерация (играющая в этой истории роль обманутого бывшего собственника) окончательно утратит в результате этой «лесной амнистии» свою бывшую лесную собственность стоимостью во много триллионов рублей — еще полбеды. Настоящая большая беда состоит в том, что граждане Российской Федерации, в основном жители крупнейших городских агломераций и самых густонаселенных регионов страны, потеряют огромное количество традиционных мест отдыха, а среда их обитания станет гораздо менее благоприятной из-за больших потерь лесов в результате застройки и иных «нелесных» видов землепользования. Самые большие изменения, разумеется, произойдут в окрестностях крупнейших городов, где земля стоит дороже всего, и где чаще всего применяются разнообразные схемы растаскивания государственной лесной собственности.

В частности, общая площадь лесов, растущих в Московской области в границах Малого московского кольца (автодороги А107), составляет сейчас около 288 тысяч гектаров (по данным карты лесного покрова Мэрилендского университета, составленной по снимкам Ландсат — M.C.Hansen, P.V Potapov, R.Moore, M.Hancher, S.A.Turubanova, A.Tyukavina, D.Thau, S.V.Stehman, S.J.Goetz, T.R.Loveland, A.Kommareddy, A.Egorov, L.Chini, C.O.Justice, J.R.G.Townshend. High-Resolution Global Maps of 21st-Century Forest Cover Change. Science 342, 850 (2013) — ссылка). Из них, по данным Публичной кадастровой карты по состоянию на 19 июля 2017 года, 45% приходится на земли лесного фонда, поставленные на государственный кадастровый учет, и на территорию национального парка Лосиный остров. На эти леса принятие закона о «лесной амнистии» может повлиять только косвенно (если реализация этого закона приведет к отмене постановки на учет какой-то части лесных участков с возможным последующим изменением их границ). Вероятность утраты этих лесов в результате принятия закона о «лесной амнистии» пренебрежимо мала, можно условно считать, что эти леса находятся вне зоны риска.

24% этих лесов приходится на земельные участки, поставленные на государственный кадастровый учет как земли иных категорий (не земли лесного фонда). Согласно новой редакции статьи 14 федерального закона от 21 декабря 2004 года № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» (которая вводится законом о «лесной амнистии»), эти участки, за очень небольшими исключениями, будут автоматически выведены из состава земель лесного фонда, и отнесены к категориям земель, не предусматривающим сохранения лесов. В случае принятия закона о «лесной амнистии» эти леса будут практически с гарантией утрачены — не немедленно, но «амнистия» запустит процессы, которые в конечном итоге приведут к уничтожению этих лесов или, как минимум, к их изъятию из общего пользования граждан.

31% этих лесов приходится на земельные участки, не поставленные должным образом на государственный кадастровый учет (отсутствующие на публичной кадастровой карте). Принятие закона о «лесной амнистии» не приведет к автоматическому изменению статуса этих лесов (или к появлению у них какого-то статуса), но существенно облегчит отнесение их к категориям земель, не подразумевающих существования леса. Дальнейшая судьба этих лесов будет зависеть от множества факторов, но риск их утраты после принятия закона о «лесной амнистии» резко возрастет.

Таким образом, в результате принятия закона о «лесной амнистии», если не будет принято никаких дополнительных мер, обеспечивающих сохранение лесов, практически с гарантией будет утрачена почти четверть лесов ближнего Подмосковья (вне новых границ Москвы), а в целом в зону риска уничтожения попадут примерно 55% лесов.

С учетом лесов новой Москвы ситуация между МКАД и Малым московским кольцом выглядит несколько иначе: 41% лесов оказывается вне зоны риска (леса на учтенных землях лесного фонда и Лосиного острова), 21% — в зоне практически гарантированного уничтожения, 27% — в зоне риска, связанной с принятием закона о «лесной амнистии», и 11% — на территории Москвы (в зоне риска, не связанной с законом о «лесной амнистии»). То есть в целом в зоне риска оказываются 59% лесов.

Это означает, что принятие закона о «лесной амнистии» резко ускорит превращение территории внутри Малого московского кольца (автодороги А107) в малолесную экстремально урбанизированную зону, быстро утрачивающую свои природные территории (гарантированно защищены от уничтожения будут леса менее чем на 20% этой площади) — фактически в зону экологического бедствия. Принятие этого закона приведет к грубому нарушению права примерно двадцати миллионов человек, фактически проживающих в границах этой территории, на благоприятную окружающую среду; похожие изменения, хотя и в меньших масштабах, неизбежно произойдут и в окрестностях других крупнейших городов нашей страны.

Чтобы этого не произошло, необходимо принятие мер, которые сведут к минимуму негативные последствия принятия закона о «лесной амнистии».

Оптимальным вариантом был бы отказ Совета Федерации от одобрения этого законопроекта, или отказ Президента РФ В.В.Путина от его подписания, с дальнейшей доработкой законопроекта и исключением возможностей легализации заведомо криминальных случаев вывода лесных участков из собственности Российской Федерации и из общего пользования граждан.

В случае, если Совет Федерации или Президент по каким-то причинам не могут отказаться от одобрения и подписания этого закона (очевидно, что лоббистские возможности его авторов и сторонников беспрецедентно велики) — необходима немедленная разработка программы мер, направленных на выполнение требований статьи 105 Лесного кодекса РФ, запрещающей изменение границ лесопарковых зон, зеленых зон и городских лесов, которое может привести к уменьшению их площади.

Законопроект и связанные с ним документы:
№ 90991-7 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров»

Ссылки на предыдущие сообщения по этой теме:
Правительство РФ подготовило большой набор поправок к законопроекту о «лесной амнистии»

Сделан важный шаг к одной из крупнейших земельных афер в истории России: 24 мая Дума приняла в первом чтении законопроект о «лесной амнистии»

Законопроект о «лесной амнистии» — провокация, способная породить крупнейший в истории России связанный с лесом социальный конфликт

В чем главная проблема законопроекта о лесной амнистии (№ 90991-7 О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров)

26 января 2017 года Правительство РФ одобрило законопроект о так называемой «лесной амнистии», который по масштабам негативных последствий может сравниться с Лесным кодексом 2006 года

 

http://www.forestforum.ru/